Сайт Винницкого городского культурно-просветительского Общества имени Е.И. и Н.К.Рерихов
СОФИЯ - УРУСВАТИ
Главная Каталог статей Вход Карта сайта RSS
Меню сайта

Статистика

Главная » Каталог статей » Статьи - Живая Этика » Статьи

Живая Этика и современное пространство науки

   Синтетическая природа человека и новая система познания

Философская система Живой Этики, принесённая миру выдающимся русским учёным и философом Еленой Ивановной Рерих в первой половине XX века, в начале пути формирования нового космического мышления, занимает ведущее место в этом процессе. Такое положение Живой Этики обусловлено самим богатством её содержания, которое включает многостороннюю разработку вопросов, связанных с космической эволюцией человека, с теми конкретными факторами, которые эту эволюцию обеспечивают. Кроме того, Живая Этика имеет множество идейных созвучий с трудами многих великих учёных и мыслителей-космистов.

С конца 80-х – начала 90-х годов прошедшего века и по наше время мы наблюдаем новый подъём интереса к научно-философским идеям и художественным прозрениям космизма, или космического мышления. В этот период философия Живой Этики, которая выступает основой данного мышления и соответствующей ему новой системы познания, входит в пространство науки. Ею заинтересовались специалисты различных областей научного знания – историки, философы, физики, астрофизики, культурологи, искусствоведы, педагоги и др. Ведущую роль в этом сыграли труды и подвижническая деятельность крупнейшего российского учёного-космиста Людмилы Васильевны Шапошниковой. В одной из своих программных работ она отмечает: «Непредвзятое её [Живой Этики. – В. С.] введение в научный оборот поможет снять те кризисные противоречия, которые возникли между традиционной философской мыслью и последними открытиями и нахождениями современной науки. Уже замечено, что философия Живой Этики, широко охватывающая все энергетические явления Космоса, с большим успехом и большей научностью, нежели старые философские системы, может объяснить онтологический смысл происходящих эволюционных процессов» [2, с. 164]. Очень точные слова, особенно если учесть то, что Живая Этика реализует себя именно через науку. Надо отметить, что заложенная в этом источнике широта и глубина познания методологически ставит его на соответствующий уровень научного постижения окружающей нас реальности, такой же многоплановой, как сами способы познания (о них речь пойдёт ниже). Данный уровень научного постижения не только принципиально новый, но и качественно более высокий в сравнении с прежними подходами познания мира, ибо учитывает многоплановость Макрокосма и соответствующую ему сложную природу человека-микрокосма.

Надо особо отметить, что происходящий в последние двадцать пять лет процесс научного осмысления философии Живой Этики, в основном, базируется на наследии Л.В. Шапошниковой. Соответственно, труды этого учёного выступают одной из важных основ развития идей космизма в наши дни. Нельзя забывать, что Л.В. Шапошникова явилась первым учёным, на концептуальном уровне проложившим путь Живой Этике в сложном и неоднозначном пространстве науки, раскрыв её значение и роль в современной научно-философской мысли, а также её эволюционный смысл. Эти значение, роль и смысл очень весомы. Живая Этика не случайно стала основой целой научной школы, созданной Л.В. Шапошниковой (см.: [3]), которая четверть века своей творческой деятельности посвятила продвижению и дальнейшему развитию идей космизма, раскрытию сути наследия и многих малоизвестных страниц жизненного пути выдающихся его представителей (в данном ключе, например, можно назвать такие труды учёного, как «Мудрость веков» (1996), «Град Светлый. Новое планетарное мышление и Россия» (1998 г.), «Тернистый путь Красоты» (2001 г.), «Философия космической реальности» (2003 г.), «Вселенная Мастера» (2005 г.), «Свет и тернии Космического пути планеты Земля» (2015 г.) и др.).

Вместе с тем ещё существуют силы, препятствующие разработке положений философской системы Живой Этики, научных идей Л.В. Шапошниковой, как в целом и ряда важных концепций космизма. Такие выпады несостоятельны из-за имеющей место философской неграмотности, а также ложных утверждений и являются ярким свидетельством отсутствия внутренней культуры тех, кто их осуществляет. Главная же причина попыток замалчивания трудов этого уникального учёного, а порой даже их искажений, состоит в том, чтобы не дать развиваться в пространстве российской науки идеям Живой Этики и, в целом, значительно затормозить идущий сейчас процесс развития идей космизма, или космического мышления. В некотором роде повторяется уже происходившее в прошедшем веке в определённых идеологических условиях, существовавших в советское время, отрицание идей великих учёных и философов-космистов. Достаточно вспомнить, сколь невероятно трудна была судьба В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского и его последователя А.Л. Чижевского, а также многих других выдающихся космистов, в том числе и деятелей искусства (яркий тому пример – художественная группа «Амаравелла»); сколь тернист был и путь философской системы Живой Этики. К слову, и по сей день наследие В.И. Вернадского как крупного философа так в должной мере и не разработано. Всё дело в новом мировоззрении, которое несёт нам космизм и его важная составляющая – философия Живой Этики, а, как известно, против всего нового восстаёт старое, и порой борьба бывает очень суровой. При этом нужно всегда помнить, что без научно-философского наследия Л.В. Шапошниковой качественно и многогранно развивать идеи космизма будет очень проблематично, как и без её трудов научно осмыслить Живую Этику крайне сложно.

В своё время Л.В. Шапошникова обратила внимание на два важных момента, возникших в пространстве научно-философской мысли конца XIX – начала XX века, когда начал складываться новый вид мышления, определённый ею как космический. Эти моменты были очень важны тогда и остаются крайне актуальными в науке наших дней, так как космическое мышление, как уже было сказано, продолжает формироваться, и это – процесс длительный; ближайшие века будут связаны именно с ним. Суть этих моментов в следующем. Во-первых, во время научного «взрыва» 20‑х годов прошлого века особое внимание учёных привлекли проблемы материи, её загадочные и непознанные свойства, проблемы самого пространства, в котором, по меткому замечанию Л.В. Шапошниковой, «и были заключены основные тайны мироздания» [1, с. 31]. Не случайно в середине XX века Е.И. Рерих отмечала: «Необходимо ввести сознание людей в ощущение их пространственного существования» [4, с. 400]. С этим первым моментом тесно связан второй, а именно: тенденция к синтезу эмпирического научного и метанаучного (познание человеком-микрокосмом окружающего через свой внутренний мир) способов познания, вызревавшая в недрах русской духовной революции, в пространстве которой как раз и формировалось новое космическое мышление. Как сто лет назад, так и в наши дни,очевидно, что материя и составляющие её микрочастицы открывают человечеству новые глубины своего существа, ведущие исследователя к новым рубежам познания невидимого мира и тех активных энергетических процессов, которые в нём происходят. Вместе с тем проблема познания свойств материи, различных её состояний, включая и очень утончённые, содержит в себе большой потенциал в аспекте более полного постижения природы человека-микрокосма – вселенной в миниатюре, которая должна быть (в своей мере) столь же сложной, многомерной, как и природа Макрокосма. Углубление в эти вопросы закономерно приведёт к качественно новому взгляду на сам процесс познания человеком окружающей его реальности. Как известно, онтология теснейшим образом связана с гносеологией, которая рассматривает проблему путей постижения истины и самой сущности познания. Таким образом, речь идёт о двух тесно связанных явлениях: новые состояния материи вместе с проблемой изучения пространства – с одной стороны, и новая система познания, представленная синтезом эмпирического научного и метанаучного способов познания, – с другой (заметим, что всё это как бы объединяется в самом человеке). Здесь подчеркнём, что одной из наиболее важных особенностей Живой Этики как философии космической реальности, которую в своё время раскрыла Л.В. Шапошникова, является то, что она как раз и содержит в себе данную новую систему познания.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что синтез эмпирического научного и метанаучного способов познания так же проявился в ряде трудов выдающихся философов и учёных космистов рубежа XIX–XX веков: В.С. Соловьёва, П.А. Флоренского, Н.А. Бердяева, И.А. Ильина, В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского, А.Л. Чижевского, А. Эйнштейна, Н. Бора, П. Тейяра де Шардена и др. Данный синтез, как уже было сказано, ярко представлен в научно-философском наследии Е.И. Рерих и Н.К. Рериха, в частности в Живой Этике, которая не случайно возникла в пространстве России в первой половине XX века, с её научным «взрывом» и удивительными прозрениями философов и деятелей искусства. Это был единый процесс, протекавший в русле духовной революции, которая (в отличие от социальной революции, занимавшейся внешней стороной жизни человека: классовой борьбой и передачей власти к угнетённым слоям общества, проблемами их экономического благосостояния и т. д.) имела отношение к внутренним, духовным, процессам, происходящим в человеке [1, с. 28]. Итак, философия Живой Этики не была отделена от тех происходивших в России событий, которые носили эволюционный характер. «В Живой Этике, – отмечала Л.В. Шапошникова, – мы находим созвучие идеям русских учёных, философов, художников, музыкантов и поэтов, которые творили в пространстве российской Духовной революции, где шёл эволюционный процесс созидания новой системы космического мышления» [1, с. 36]. Не учитывать всё это при анализе культурно-исторической роли Живой Этики нельзя; в результате это приведёт лишь к полному непониманию особой роли и самого явления этой философии в истории России.

Надо отметить, что метанаучный способ познания очень важен для науки в целом. В него, например, входит чувство интуиции. В творческом наследии выдающегося русского учёного-космиста и философа В.И. Вернадского есть такие очень глубокие слова: «Интуиция, вдохновение, – основа величайших научных открытий, в дальнейшем опирающихся и идущих строго логическим путём, – не вызываются ни научной, ни логической мыслью, не связаны со словом и с понятием в своём генезисе. В этом основном явлении в истории научной мысли мы входим в область явлений, ещё наукой не захваченную, но мы не только не можем не считаться с ней, мы должны усилить к ней наше научное внимание» [5, с. 146]. Здесь В.И. Вернадский коснулся самих глубин человеческого существа, тех его сторон, которые мы относим к невидимому, так сказать, тонкоматериальному пласту космической реальности.

Этим удивительна природа человека и, в частности, его сознание, в котором сосредоточены и все возможности, и потенциальные препятствия (в случае замедления или остановки его развития). Идущая из прошлого и уже устаревшая научная парадигма, основанная лишь на однополярном постижении мира посредством эмпирической грубоматериалистической науки и её экспериментального направления познания (при этом игнорируется многовековой человеческий опыт внутреннего познания посредством интуиции, вдохновения, разного рода озарений и т. п.), коренится не в реальности мироустройства, а именно в уровне сознания той части исследователей, которые являются приверженцами данной парадигмы. Это, разумеется, нисколько не умаляет прекрасные достижения эмпирического способа, речь идёт о том, что наука, в целостном её понимании, не должна ограничиваться лишь им одним, так как это ведёт к сужению границ познания, а по существу – к однобокому пониманию сложной природы человека. Всё дело в сознании, и с помощью Живой Этики мы можем понять его роль в новом, более глубоком, постижении Мироздания. Сам Космос в своих основах остаётся всё тем же, но к его познанию можно подходить с тем или иным сознанием, которое должно меняться, усовершенствуясь из века в век. Поэтому философия Живой Этики несёт нам новую парадигму понимания человека, исходя из которой, мы можем во всей глубине осмыслить то, что скрывается за фразой «научное познание мира»; исходя из двойственной природы человека, носителя разных состояний, или уровней, материи, мы можем понять и более широкое значение термина «наука». Здесь надо подчеркнуть, что процесс качественного обновления науки неотделим от самосовершенствования самого человека – источника научного познания. Речь идёт о развитии культурного уровня, а параллельно с этим, по совершенно естественным причинам, человек будет познавать свою тонкую, многомерную природу. Иными словами, развитие внутренней культуры (самосовершенствование), и глубинных знаний о себе самом (самопознание) глубоко взаимосвязаны. В этой тонкой природе человека система дух–сердце выступает основной. Культура, согласно соответствующей теории Л.В. Шапошниковой, является самоорганизующейся системой духа (более подробно см.: [6]). Именно с этой системой дух–сердце тесно и сущностно связано сознание.

Речь идёт о следующем. Важнейшей характеристикой метанауки является познавательная способность духа человека, который реализует эту способность через сердце. Здесь надо подчеркнуть, что дух человека как познавательную силу рассматривал, например, и В.И. Вернадский, который именно духу отводил центральное место во внутреннем развитии человека. Также заметим, что о самом сердце как познающем органе говорилось и писалось на протяжении веков, мыслители разных времён, например, Макарий Великий, Григорий Палама, Блез Паскаль, Григорий Сковорода, Памфил Юркевич, Борис Вышеславцев и др., каждый своим путём выходили на эту проблему. Речь идёт о духовном сердце, которое, согласно положениям Живой Этики, неотъемлемо от духа в энергетической структуре человека. Деятельность сердца как инструмента познания эффективна при его развитости, которая проявляется в том, что мы именуем сердечными качествами человека. Учитывая вышеотмеченную связь сердца с духом и духа с явлением культуры, под развитостью сердца подразумевается определённый уровень внутренней культуры, или, иными словами, развития духа человека. Сердце человека, в котором, как отмечает Л.В. Шапошникова, заключено особое мышление, называющееся мудростью и связанное с нравственными устоями, может и должно выступать в роли важного инструмента познания. Здесь нельзя не сказать о том, что Е.И. Рерих отмечала неотъемлемость духовности от сознания, которое, согласно Живой Этике, концентрируется в сердце. Учитывая это, развитие сердца (иными словами, культурности, внутренней этики) неотделимо от развития сознания, или от его расширения. По существу же, мы говорим об усилении познавательных возможностей духа человека, его духовном познании, относящемся к метанауке. (Более подробно обо всём этом см. монографию автора данной работы: [7]). Если обратиться даже только к физическому аспекту изучения сердца человека, то и здесь существуют важные научные результаты. Например, профессор Мельнбурнского университета Д. Херст доказывает, что сердце обладает способностью к мышлению, «имеет сенсорные клетки, которые могут получать и использовать информацию, продуцируя изменения в сердце» [8, с. 84].

Новые знания о природе Макро- и микрокосма без расширения сознания осмыслены не будут. Л.В. Шапошникова в своей программной статье, посвящённой Живой Этике, отмечает: «Необходимость расширения сознания человека есть главное условие усвоения новой модели Мироздания, которую мы находим в системе познания Живой Этики. Расширение сознания ведёт к новым научным парадигмам, к открытиям и снятию противоречий на определённых ступенях познания. Например, энергетическое мировоззрение даёт нам возможность понять, а также увидеть тонкоматериальные процессы, идущие в плотных слоях материи» [2, с. 55‑56]. Последняя, говоря в целом, ещё далеко не познана, учитывая возможность (а можно сказать – реальность) существования разных градаций материальности, или состояний материи, в общем ходе её эволюции. Выдающийся французский астроном и естествоиспытатель Камиль Н. Фламмарион ещё в конце XIX века писал: «“Материализм” – гипотеза, совершенно несостоятельная с тех пор, как мы лучше узнали “материю”» [9].

В контексте необходимости расширения сознания, связанного, как было показано выше, с развитием внутренней культуры человека, находится понимание эволюционного смысла такого явления, как синтез. С позиции мировоззрения Живой Этики, необходимую широту вмещения допускает именно синтетическое сознание, которое само по себе не возникает, но требует особых усилий к приобретению данного качества. Согласно научно-философским разработкам Л.В. Шапошниковой, путь синтеза реализуется через сознание человека. «Чем выше уровень сознания, – пишет она, – тем выше уровень синтеза познания, и наоборот. Чем выше и тоньше состояние материи, в пространстве которой идёт процесс синтеза, тем более высокий, с точки зрения эволюции, результат синтеза» [2, с. 118]. О чём идёт речь в этом глубоком по смыслу фрагменте? Прежде чем ответить на этот вопрос, надо вспомнить, что одной из концептуальных разработок Л.В. Шапошниковой (а все вместе такие кардинальные разработки составляют структуру её научной школы) выступает такая важная разработка, как «Основные элементы тонкой структуры человека» (см.: [3]), в которой речь в основном идёт о следующих структурных подразделениях этой тонкой структуры: дух, сердце (опять же, в духовном его понимании) и сознание. Все эти три явления, как было обосновано выше, глубоко связаны между собой: сознание концентрируется в сердце, а через сердце мы приходим к духу, или культуре как самоорганизующейся системе духа человека. Таким образом, сознание никогда не будет развитым, если уровень культуры человека остаётся низким. Иными словами, сознание не станет на путь собственного расширения при неразвитости сердца и его качеств (справедливости, альтруизма, уважения к ближнему, сострадания и т. д.). Таким образом, мы постоянно приходим к основе основ – культуре. «Уровень синтеза познания», о котором писала Л.В. Шапошникова в вышеприведённом фрагменте, по существу, зависит от внутренней культуры человека. Далее, как мы помним, учёный в том же фрагменте пишет о зависимости результата синтеза от уровня состояния материи, «в пространстве которой идёт процесс синтеза». А путь синтеза, как мы помним, реализуется через сознание человека, в свою очередь неотъемлемого от его сердца и духа, о чём уже не раз говорилось. Соответственно, под состоянием материи подразумевается уровень развития всей этой тонкой внутренней системы человека (исходя из глубоких взаимосвязей внутри неё), включающей явления сознания, сердца, духа, или культуры. Иными словами, результат синтеза обусловлен всё тем же культурным уровнем развития человека.

Многое сошлось именно в человеке. Древняя заповедь «Познай самого себя», оставленная потомкам в виде надписи на храме Аполлона в Дельфах, будет актуальна во все века, причём каждая эпоха будет побуждать нас к постижению новых, соразмерно ей, граней пока ещё во многом не раскрытой тайны человека-микрокосма. Так, через познание глубин его природы, мы сможем осмыслить многие тайны Мироздания. Это одна из краеугольных установок космизма, или нового космического мышления. Е.И. Рерих отмечала: «Изучение всей синтетической сущности человека уявится необходимостью для понимания строения Мира и Вселенной» [4, с. 235]. На осмысление синтетической сущности человека надо обратить особое внимание, ибо отношение к нему лишь с точки зрения физического тела является тупиковым путём, перекрывающим любой аспект рассмотрения человека как микрокосма. Мы больше не можем в деле его изучения стоять на месте, если признаём целостную природу человека в её многоаспектных и даже многомерных связях с Космосом. Говоря о Космосе, мы подразумеваем структурированное, состоящее из разных состояний материи (в том числе и с точки зрения уровней её эволюции), одухотворённое (ибо жизнь может присутствовать повсюду, имея иную материальную организацию) Мироздание. В его контексте и рассматривается сам микрокосм.

Стоит хотя бы допустить реальность тонких структур человека, тем более что опыт фиксации в подавляющем большинстве случаев невидимых физическим зрением проявлений, в том числе излучений, многоаспектной природы человека, с помощью приборов давно уже существует (ниже будет приведено несколько примеров). Кроме того, учёные неоднократно обращались к постижению его тонких способностей. Американский профессор Дж. Дрейпер в своей книге «History of the conflict between religion and science» (1875 г.) пишет об отпечатках, которые возникают на нервных узлах (центрах) человеческого организма. Речь идёт о тонких, невидимых запечатлениях внешней реальности. При этом профессор приводит иллюстрирующий этот феномен физический эксперимент с полированным металлом, на поверхности которого остаётся тончайший отпечаток, проявляющийся как физически видимый только при определённом воздействии на этот металл. Что также важно, данный отпечаток при бережном сохранении поверхности металла будет оставаться нестираемым очень долго. Кроме того, учёный выражает уверенность в том, что, например, и стены какого-либо помещения несут на себе невидимые отпечатки всех действий пребывающего в нём (или бывшего там когда-то) человека (см.: [21, с. 132–133]). В связи с этим нельзя не вспомнить поистине выдающееся открытие другого американского профессора – Дж. Р. Бьюканана (середина XIX в.), названное им психометрия. Его суть состоит в том, что особо чувствительные лица своим внутренним, или духовным, зрением при соприкосновении с каким-либо предметом, вне зависимости от его древности, могут воспроизвести удивительные подробности, связанные с той или иной местностью, очень отдалённой эпохой, событиями и конкретными историческими личностями. Это – научно зафиксированное и многократно проверенное явление. Профессор Бьюканан указывал на то, сколько новых знаний в исторической науке и в области искусства может принести данное открытие. И это действительно неиссякаемый источник знаний. Можно привести и несколько других примеров, касающихся приоткрытия тех или иных особенностей тонкой энергетической природы человека: запечатление его ауры на фотоплёнке (1924 г.) молодым естествоиспытателем С.Н. Рерихом; открытие различных, в зависимости от состояния здоровья и психического состояния, излучений вокруг пальцев рук или какой-либо иной части тела человека, получившее название «электрографии» и осуществлённое белорусским учёным – профессором Я.О. Наркевичем-Йодко в конце XIX века; открытие излучений, исходящих из пальцев рук человека (так же разнящихся в зависимости от состояния здоровья) с помощью изобретения, называющегося «газоразрядной фотографией по методу Кирлиан», которое было сделано в 1949 г. советскими учёными – супругами Семёном Давидовичем и Валентиной Хрисанфовной Кирлиан. Данные достижения (они касались не только человека, но и других объектов природы, а также разных предметов) открыли новые, удивительные горизонты постижения человека и мира, его окружающего. На этом пути многоаспектного познания природы микрокосма дальнейшее изучение новых состояний материи, а также пространства и времени предоставит кардинально новые возможности.

   Видимая и невидимая Вселенные

Можно с уверенностью сказать, что в настоящее время свойства пространства-времени только лишь чуть приоткрыты, несмотря на множество моделей, концепций и теорий, существующих в современной теоретической физике. Ныне наука пребывает в поиске основы основ – единой теории строения Вселенной, общей теории, объединяющей все частицы и все силы. При этом нельзя не отметить, что в философской системе Живой Этики содержится концепция Всеначальной, первозданной энергии (огненной энергии) как основы Мироздания, присутствующей во всём сущем (она наполняет каждый атом), в том числе и в человеке, обладающем, как уже говорилось, тонкой структурой. Надо очень вдумчиво исследовать эту концепцию Всеначальной энергии. Здесь нельзя не вспомнить выдающегося русского учёного и мыслителя К.Э. Циолковского, в космической философии которого просматривается взаимосвязь первопричины, Космоса и энергии. Также надо отметить, что мировое значение огня (здесь подразумевается иной и очень глубокий смысл, в сравнении с понятием физического огня) запечатлено в древнейшей традиции осмысления Космоса, как на Западе (например, космический образ «вечно живого огня» Гераклита), так и на Востоке (достаточно вспомнить Агни древнеиндийских текстов), что является известным в науке фактом. Бытие Всеначальной (огненной) энергии, суть которого раскрывается в Живой Этике, также связано с едиными для всего сущего космическими законами. Надо подчеркнуть, что те или иные аспекты осмысления космического Огня содержатся во многих древних учениях. В Живой Этике приводится внушительный свод таких источников: Пураны Индии, отрывки учений Египта, халдеев, Китая, Персии, классическая философия, Библия, Христовы Заветы, Каббала. «Также и утверждения новейших времён прибавят ценные определения Агни», – отмечается в Живой Этике [10, с. 88, § 311]. Принцип огня представляет особый интерес для такого нового междисциплинарного направления в науке, как синергетика. Ведущие специалисты в этой области С.П. Курдюмов и Е.Н. Князева в одной из своих работ подчеркивают «глубинную метафоричность образа горения», а также то, что это есть «типичный образ быстроразвивающегося процесса вообще». Авторы «Оснований синергетики» отмечают, что огонь можно рассматривать «в качестве одного из архетипических символов – символа самовозобновляющегося и саморегулирующегося начала в универсуме» [11, с. 30]. Если взять богатый спектр образов огня в культуре, то, как замечают учёные, они обнаруживают созвучие с «синергетическими представлениями о формировании и эволюции структур горения в открытых и нелинейных средах. И, по большому счёту, через эти представления просматриваются универсальные принципы эволюции нестационарных структур вообще» [11, с. 31].

... Некоторые вопросы, возникающие в пространстве космологии, направляют внимание учёных к самым первым этапам бытия нашей Вселенной. Так, советский физик-теоретик Э. Б. Глинер в 1965 году предположил, что всё вещество Вселенной в самом начале имело состояние первичного вакуума (обладает колоссальной плотностью, значительно превышающей плотность того вакуума, который наблюдается в Космосе в наше время). Здесь мы подходим к вопросу о причине космологического расширения, так как этот изначальный вакуум характеризуется антитяготением, то есть обеспечивает разлёт всего вещества. Данный процесс ускоренного расширения Вселенной, которое было вызвано антитяготением (антигравитацией) первичного вакуума, как уже говорилось, называется инфляцией. (В существующих моделях инфляции это первоначальное ускоренное расширение осуществлялось на самом раннем этапе развития Вселенной, оцениваемом учёными в примерно 10-43–10-36 секунды; размер же самого пространства в начале такого сверхбыстрого процесса оценивается не превышавшим 10-33 см). В 1970-е годы была высказана идея о том, что Вселенная родилась «из ничего» – по той аналогии, что из вакуума рождаются элементарные частицы. Эта мысль прижилась в развиваемых инфляционных моделях; появились высказывания о том, что Вселенная может быть не одна, но возможно некое множество разных вселенских миров. Модели инфляции допускают, что в разных областях пространства инфляционное поле первично имело распределённую хаотично и случайно различную плотность. В местах первично большой плотности происходило быстрое раздувание, или инфляция. Возникали в разных местах и не одновременно разные вселенные, их множество. Таким образом, мы имеем определённое движение исследовательской мысли от предположения первичного вакуума до идеи рождения множества вселенных.

При этом в поле современного научного знания остаётся немало серьёзных вопросов: 1) даже несмотря на то что законы квантовой физики допускают самопроизвольное рождение вещества из вакуума, всё же остаётся не прояснённой проблема происхождения этого вещества при возникновении Вселенной; 2) несмотря на то что существует ряд моделей инфляции, всё же пока не известен доподлинный сценарий возникновения нашей Вселенной, которое обусловлено первичным вакуумом; 3) пока не сформировано полное объяснение причины существующей симметрии пространства и другие вопросы. Известные российские астрофизики академик РАН, профессор А. М. Черепащук и профессор А. Д. Чернин отмечают: «Инфляция требует ухода в область неизвестного. Ей приходится прибегать к очень далёкой экстраполяции законов физики. В этом её вины нет: просто современная физическая наука ещё не созрела для решения тех задач, которые возникают в моделях инфляции»[13, с. 287].

Обратим внимание, что перечисленные выше (как и другие подобные) космологические вопросы существуют именно в рамках рассмотрения Мироздания как самопроизвольно возникшей грандиозной системы, все события в которой имеют в своих истоках всё тот же принцип случайности, о несуразности полагания которого в основу важнейших космических процессов уже говорилось. (И это при существовании такого важного факта: Космос, согласно огромному наблюдательному опыту и проистекающим из него теориям эволюции его многочисленных объектов, удивительно структурно, можно сказать, разумно организован и упорядочен). При таком подходе многие теоретические проблемы так и останутся в стадии тупиковой неразрешимости, так как любая попытка что-либо объяснить в рамках конкретной проблемы будет приводить к нагромождению всё новых надстроек того же «спасительного» принципа случайности, который на самом деле будет лишь всё более запутывать дело. Мы не можем полагаться на разного рода фантастические объяснения, которые почему-то, вопреки своим же убеждениям, так любят предлагать приверженцы лишь эмпирического метода. Конечно, пока невозможно в полной мере убедить скептиков в существовании иерархически выстроенного разумного Космоса, в котором всё основано на творчестве сознаний неизмеримо более высокого порядка в сравнении с человеческим, на определённых законах этого эволюционного творчества, однако всё же именно такой подход к осмыслению столь упорядоченного Мироздания видится более логичным и перспективным, нежели, так сказать, парадигма самопроизвольности и случайности, этих активных деятелей безжизненной Вселенной, существующей в умах тех же скептиков, при этом, однако, немало падких на фантастические умозаключения.

Обо всех этих проблемах современного научного знания говорить необходимо, особенно на фоне постепенного и планомерного развития идей космизма, или космического мышления, которое мы наблюдаем в наши дни. Тем более что такая основа данного мышления, как философия Живой Этики, предоставляет для разработки космологических моделей много ценных идей. Например, представляется очень актуальной проблема исследования свойств материи, но, что кардинально важно, с обращением к её эволюционно-иерархическому принципу бытия. Соответственно, осмысление гигантской структуры Сверхвселенной должно основываться на иерархическом принципе. На этом непростом пути поиска философские знания могут оказать значительную помощь теориям и концепциям, рождающимся в естественнонаучной среде.

Так, в книгах Живой Этики развита концепция трёх миров – ближайших с точки зрения эволюционных достижений человечества, как и самого их постижения, учитывая, что духовная эволюция неотъемлема от глубинного познания. (В целом же, в Мироздании миров различного уровня развития и видов материи может быть беспредельное множество). Эти миры, помимо привычного нам физического, обозначены как Тонкий и Огненный. Их постижение, повторюсь, стоит на пути нашей ближайшей, с точки зрения беспредельности, эволюции, рассматриваемой в более широком контексте – эволюции Космоса. В своё время крупнейший специалист в деле изучения философии Живой Этики Л.В. Шапошникова в одном из выступлений назвала эти Миры вселенными, а именно: Тонкая вселенная и Духовная, или Огненная, вселенная (наряду с более известной нам – Вселенной физической). Иными словами, если речь идёт о мире Огненном как об эволюционно высокой, очень утончённой, одухотворённой, сфере нашей планеты, то этот Мир надо понимать как составную часть Духовной (Огненной) вселенной. Аналогично можно сказать и о мире Тонком. Эти три вселенных эволюционно связаны (об этой связи мы здесь пока говорить не будем, так как это отдельная тема). Они не находятся в отдельности (соединённые, скажем, лишь некими тоннелями или подобными структурными элементами). И всё это связано с эволюцией самого человека-микрокосма. Это – принципиально новый уровень подхода к постижению грандиозной структуры Сверхвселенной, подхода более целостного, с ярко выраженной эволюционной составляющей. (При этом необходимо учитывать, что вселенных в этой грандиозной структуре может быть, и это наиболее вероятно, беспредельное множество). Зачастую же в современных космологических теориях, несмотря на множество увлекательных для исследователя отдельных деталей, как раз нет единого стержня, связанного с этой эволюционной составляющей.

... Русские философы Серебряного века и учёные-космисты, раскрывая новые грани изучения сложной природы человека, включённого в целостную космическую структуру, подводили к осознанию понятия двойственности, к возвращению человеку его же внутреннего мира [2, с. 44–45]. Л.В. Шапошникова отмечает, что в этом случае мы говорим «о существовании реальности эмпирической и внеэмпирической, или миров различных состояний материи, с которыми осознавший это обстоятельство человек входит в соприкосновение в своём внутреннем мире» [2, с. 45]. Данное соприкосновение связано, с одной стороны, с экспериментальным способом познания, а с другой – с умозрительным действием, где существует опора на интуицию (метанаучный способ) и где самым активным образом задействованы тонкие познавательные способности духа. Л.В. Шапошникова пишет о явлении двойственности как об одном из важнейших законов Космоса, без которого не происходит ни один процесс во Вселенной и постижение которого играет значительную роль в самом понимании общей методологии Живой Этики. В своих работах учёный глубоко раскрывает особенности этого закона (например, см.: [2, с. 41–49]).

Заметим, что возникновение в первой половине XX века философской системы Живой Этики имело определённую и вполне надёжную почву, как в немалых накоплениях эмпирической науки, так и в метанаучных прозрениях, которые изменяли отношение непредубеждённого исследователя и к природе человека, и к самому Мирозданию.

Возвращаясь к нашему времени, надо сказать о следующем. Учёным, изучающим Живую Этику, важно внимательно и вдумчиво подходить, например, к вопросу параллелей между этой философской системой и теми или иными научными концепциями. В виде примера можно отметить попытки провести параллели между положениями известной в физике теории струн и тем знанием из Живой Этики, которое касается многомерности материи. Эти попытки могут носить характер неосторожности и явной поспешности.

Как известно, одной из самых интересных, захватывающих и кардинальных проблем современного естествознания является поиск так называемой теории всего, или, по А. Эйнштейну, единой теории поля. К слову, традиционная философская мысль в этой проблеме не может оказать помощь. Думается, что философия Живой Этики, при внимательном её изучении, особенно смысловых составляющих развитой в ней концепции единства, смогла бы дать наводки на решение этого важнейшего вопроса в теоретической физике (и не только в ней). Британский физик-теоретик Дэвид Дойч в своей работе «Структура реальности» отмечал, что если мы, по мере роста нашего знания, сможем всё более понимать структуру реальности в её единстве, то «в конечном итоге наши теории станут настолько общими, глубокими и составляющими друг с другом единое целое, что превратятся в единственную теорию единой структуры реальности. Эта теория не объяснит все аспекты реальности: это недостижимо. Но она охватит все известные объяснения и будет применима ко всей структуре реальности настолько, насколько последняя будет понята. В то время как все предыдущие теории относились к конкретным предметам, это будет теория всех предметов: Теория Всего» [17, с. 10].

... Согласно же концепции Беспредельности, содержащейся в философии Живой Этики, измерений может быть огромное множество, возможно, что их количество бесконечно. Не говоря уже об иерархическо-эволюционном принципе бытия миров различных измерений, который следует из взглядов на материю, содержащихся в данной философской системе.

Вместе с тем теорию струн можно охарактеризовать как импульс к созданию новых методов и идей в математике, как скачок мысли на новый, возможно, перспективный уровень, как ряд шагов в новом направлении, которые в последующем приведут нас к ещё более кардинальным идеям в понимании Мироздания, ещё более приближенным к столь сложно уловимой истине. Ведь из математики теории струн, как замечает тот же Б. Грин (работа «Ткань космоса. Пространство, время и структура реальности»), возникают дополнительные пространственные измерения. В другой своей работе учёный сделал такое очень интересное замечание: «Возможно, в ходе поисков “теории всего” обнаружится, что теория струн – всего лишь один из множества необходимых шагов на пути к гораздо более величественной концепции космоса, которая оперирует понятиями, совершенно непохожими на те, с которыми мы до сих пор сталкивались. История науки учит тому, что каждый раз, когда всё вокруг складывается в единую схему, природа обязательно приберегает для нас сюрпризы, которые требуют существенных, а иногда и радикальных изменений наших представлений об устройстве мира» [20, с. 240].

Надо отметить, что одной из принципиальных особенностей Живой Этики как системы нового научного познания мира выступает то, что она несёт в себе отличные от традиционных представления о методологии и системе познания как таковой. На это в своё время обратила внимание Л.В. Шапошникова, которая, кроме того, впервые сформулировала сами методологические положения Живой Этики (см.: [2, с. 53–58]). Относительно новой системы познания выше уже было сказано. О методологии Живой Этики надо сказать следующее: она отлична от прежних подходов тем, что открывает нам путь к постижению такого явления, как космическая эволюция человечества. Причём такого многоаспектного подхода к данному явлению мы не находим ни в одной системе философии. Более того, важно отметить, что познание Космоса будет иметь свои плодотворные результаты благодаря пониманию сущности человека-микрокосма, в том числе и его тонкой, невидимой физическим зрением структуры. К этому науку подводила в своё время Е.И. Рерих, а затем эту линию продолжила Л.В. Шапошникова, обращаясь к структуре человека в вопросе определённого постижения Макрокосма и проблеме понимания его идентичности (в определённой мере, конечно) с тем же микрокосмом. Это непростой, но очень интересный и плодотворный путь. Принятие того нового, что несёт нам философская система Живой Этики, неотъемлемо от важнейшего процесса расширения сознания. Данный процесс последователен, сложен и связан он, прежде всего (учитывая взаимосвязи в тонкой внутренней структуре человека), с развитием внутренней культуры. Это возлагает на учёного особую ответственность и в то же время открывает перед ним новые рубежи развития.

Владислав Соколов

Источник: http://www.pedagogika-cultura.ru/po-rubrikam-3/nauka-na-rubezhe-tysyacheletij/sokolov-v-g-zhivaya-etika-i-sovremennoe-prostranstvo-nauki

Категория: Статьи | Добавил: Nina (09.02.2018)
Просмотров: 152 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории каталога
Статьи [35]


Copyright MyCorp © 2018
Сайт управляется системой uCoz